November 3rd, 2008

чендлер

Пишу есчо

Помню, однажды по русскому языку дали на дом задание – вставить в пословицы пропущенные слова. «Худой мир … доброй ссоры». Я без долгих раздумий вписал: «хуже». Папа меня поправил: « Нет, ну что ты, худой мир ЛУЧШЕ доброй ссоры». Я не поверил: «То есть как? Нет, что, правда? Ты не путаешь?». «Я тебе точно говорю. Ты что, ни разу не слышал эту пословицу?» - улыбнулся папа.

Я исправил, но внутренне так и не согласился с таким вариантом. Я даже испытал маленькое потрясение. Худой мир лучше доброй ссоры. Это что же получается: веками воспетая народная мудрость – лицемерить, фальшиво улыбаться сквозь зубы и держать камень за пазухой? «Добрая ссора» по сравнению с этим представлялась чем-то радостным, отчаянно-удалым, «эхма, была – не была!» И сразу всё просто и ясно: кто друг, а кто враг, где черное, а где белое. Уйти и громко хлопнуть дверью – это так красиво, театрально. А молча проглотить обиду да потом еще сделать вид, будто ничего не произошло – это так трудно…

Впрочем, если не переносить эту пословицу на межличностные отношения, а трактовать ее как антивоенную («лишь бы не было войны»), тогда ладно, под таким соусом я готов ее принять.

Или вот еще: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Как цитата для оформления живого уголка в детском саду – сойдет. Но мне странно слышать, что многие люди считают ее универсальным общечеловеческим принципом. Человека нельзя приручить, он не белочка! Я, может, и не против, чтобы кто-то был за меня в ответе, но "быть прирученным" (кушать с руки, танцевать на задних лапках, когда попросят) - слишком большая цена за эту роскошь.